Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Публикация
Магазин на сайте ЛИ: Отзывы о работе издательства
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Проблемы с доступом к сайту
Рукопись, верстка и макет книги, что это?
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Тейлор Террариан - Проза: фантастика (проза о будущем, конкурсе)
Вики
Дункан Дарк стоял, перенося вес с ноги на ногу в темпе покачивающегося вагона. Жилые дома проносились мимо, разбивая солнечную реку на мелкие ручейки. С тем, как надземка приближалась к центру, дома становились выше и опрятнее.

Вагон спланировал вниз, мягко затормозив. Двери распахнулись и Дункана обдал свежий сосновый воздух. "Откуда этот запах?" – думал он, проходя сквозь городские джунгли к пересадочной станции. Его асбестовые глаза на секунду заволокло белой поволокой – "Неважно. – поволока исчезла – Я уже почти забыл, каким приятным может быть незнание". Дарк мысленно улыбнулся и вошел в отсек вакуумного поезда.

Он был набит до отказа. Люди поворачивали на вошедшего безразличные лица, и их глаза превращались в яичные скорлупки. По мере того, как скорлупки растворялись, исчезало и безразличие. Сначала на лицах вырисовывался интерес, потом – участие, после – глубокое уважение, сравнимое с почитанием. По сидениям и стоящим кучкам людей пронеслась рокочущая волна возбужденного шепота.
– Ну вот – сказал он тихо – Приехали. – Дарк запоздало прикрыл лицо рукой.
Толпа почтительно расступилась. Какая-то полутрезвая кучка студентов повскакивала с мест.

Дункан вполголоса выругался на шумерском, и развернулся к окну, демонстративно не замечая шевеления масс. К нему с опаской подошел студент, словно овца к волку:
– Простите… Сэр – Дункан не реагировал, проявляя не дюжий интерес к снятию статических подвесок с поезда. – У меня возникла одна идейка… И если вы посмотрите…

Подвески были убраны, и поезд мягко стартовал. Ускорения не чувствовалось, и только по еле заметным мелькающим сочленениям тоннеля можно было понять, что поезд несется стрелой.

Окна стали темными, и Дарк заметил в появившемся отражении, что девять освобожденных ему мест никто не занимает, и сердито выдохнул.
– Прости, мальчик. – сказал он, мягко обернувшись – Мне нужно кое-что обдумать, и я бы хотел побыть в тишине.

Юноша понимающе улыбнулся. Дункан сказал это тихо, но весь поезд, только что объятый обычным человеческим стрекотанием, мгновенно стих. Дарк заметил, что студенты с интересом вглядываются в его голову, словно силятся разглядеть мысли.
"Бинарный Всевышний! Они, наверное, думают, что я изобретаю еще одну науку. Вот бы они разочаровались, если бы… Вот поэтому я и не люблю популярный общественный транспорт. Но в центре по-другому никак".

***

Он с облегчением почувствовал тишину. Не напряженную требовательную тишину выжидающей толпы, а настоящую тишину звукоизолированного кабинета. Ух.
Дверь с мягким скрипом распахнулась, и Дункан улыбнулся в кресле.

– Простите, что заставил вас ждать – сказал вошедший нарочито официальным голосом, чтобы подавить изумление. "Он даже не обернулся! Этот сучий потрох даже не обернулся!"

Конечно же, он не случайно заставил его ждать. Самый влиятельный человек на Земле (по мнению списка 50-ти независимых журналов. Остальные в своих списках помещали его в первую пятерку) любил иногда заставить посетителя помучатся в гнетущем ожидании. Они нервно подергивали конечностями и жевали губы. И, конечно же, суетливо вскакивали при любом шорохе. Особенно при открывании двери. А этот лопух даже и ухом не повел.

– Сэр Дункан Эмуэль Дарк. Рад вас видеть. – сказал вошедший, когда устал ждать реакции от посетителя.
– Красивый вид, Джимми – Дункан сидел в мягком гостевом кресле, разглядывая в окно колосья небоскребов, и кружащийся вокруг них мушиный рой машин.
Непривычная фамильярность резала ухо.

Джимми разглядывал неполное отражение собеседника в окне. Его голос был наполнен уверенностью, и это было необычно. "Неужели он меня не боится? Не может быть. Что же у него есть, что он ведет себя… так?"

– Тебя ведь к этому готовили. Может, с самого рождения. Недаром ты назван в честь Отца Основателя.
– Это распространенное имя. – "Раньше кресло стояло лицом ко мне. Этот нахал развернул его."
– Но, придется признать, Джимми, что ты и сам многого добился. Такая высокая должность в компании. Столько власти…
– Ближе к делу, Дункан – прозвучал жесткий ответ, но Дарк как будто его и не заметил.
– …И сколько соблазнов. Хочется все контролировать. А все эти ограничения. Они раздражают, как комариный рой.
– К чему все это? – Джимми двигался к своему креслу.
– Ты сам меня позвал. Изволь выслушать.
Джимми сел в свое кресло за столом и рассмеялся.

– Видишь ли, Дун – Джимми перенял его манеру – Я тебя не позвал. Я тебя вызвал. – он подчеркнул последнее слово.
– Ты вандалил в моей статье. Не ожидал этого от такого уважаемого человека.
– Вы всех вандалов вызываете "на ковер"?
– Только именитых.
– А может не в этом дело?
Джимми напустил на себя изумленный вид.
– А в чем же? – ему сложно было скрывать волнение. Он привык изучать лица собеседников, но сейчас такой возможности не было.
– Может, в том, что моя клевета была правдой?

– Не знаю. – Джимми улыбнулся. "Шутливый тон. Зачем ему этот шутливый тон? Видеть бы сейчас его наглую рожу." – Разницы нет. – за неимением лучшего Джимми изучал солнечный блик на колыбели Ньютона, стоящей на его столе – Источник?

– Я и сам, честно говоря, не был уверен. Пока ты меня не пригласил. – теперь Дункан выделил последнее слово.
– Приятно было пообщаться с таким великим умом, Дункан – Джимми взглядом указал на дверь.
– А вообще-то у меня есть источник – сказал Дарк задумчиво. Джимми напряженно нахмурился, разглядывая металлический шарик – Я как-то… Совершенно случайно… Столкнулся в баре с твоей секретаршей. – Джимми поднял взгляд, встретив сверлящие его глаза Дункана, и мысленно выругался, что последние мгновения не контролировал мимику.
Сквозь маску равнодушия на миг прорвалось колотящее негодование, и Дункан подумал: "Зря я так. Хотя, не убьет же он ее. И, в самом деле, не раскрывать же мне настоящий источник!"
Уверенность вернулась к нему, и он продолжал:
– Ну а там, шаг за шагом… Ты поразишься, сколько узнаешь на их должности…
Джимми улыбнулся.
– Источник сомнителен.
– Его сомнительность – Дункан встал, и мягкими шагами направился ко столу собеседника – перевешивает ценность информации. – он подошел к столу вплотную – Представь себе энциклопедию, которая пользуется всемирным доверием. – Дункан приподнял крайний шарик колыбели и отпустил – Сообщество лучших умов со всего мира проверяет каждую правку. – Тук – Люди не пытаются проверять информацию, которую из нее получают. Ссылки нужны только для Совета – людям все равно, откуда взялась информация – Тук, тук – Самый авторитетный источник – сама энциклопедия. – Тук, тук, тук – Настолько независимая и объективная, настолько уважаемая и авторитетная – Тук, тук, тук, тук – что общественное мнение впало от нее в зависимость. – Тук, тук, тук. Шарики ритмично бились с раздражающим металлическим лязгом – А теперь, только представь, что появляется некто, – он поднял шарик с другого конца, не гася импульс предыдущего, – кто набрался наглости залезть в код, – Тук-тук, тук, тук-тук-тук. Ритм нарушился, и лязг стал еще более раздражающим – пошуровать там, и теперь все правки с его аккаунта отмечаются – тук, тук, тук-тук-тук – Сразу как проверенные! Бум! – Дункан повысил голос – Да от одной мысли об этом Совет встанет на дыбы. – лязг шариков стал невыносимым. Джимми вскочил, резко ударил по колыбели Ньютона, и шарики застучали по блестящим гранитным плитам пола.
– Какой смысл в должности Главного Редактора, если я не могу ничего редактировать? – прокричал Джимми, и в его голосе прозвучало отчаяние.
Дункан медленно, театрально, хлопал в ладоши.
– Вот вы и попались, сударь. Теперь дело за малым…
– Чего ты хочешь? – сурово спросил Джимми. – Думаешь натравить на меня Совет, устроить шторм и подняться на волне?
– Думал об этом. Но зачем?
Джимми непонимающее поморщился.
– Лучше об этом – Дункан говорил легко, и несколько удивляясь собственным словам, словно идея только что пришла ему в голову – будет написано в Википедии.
– Вы сволочь – горько проговорил Джимми – сэр…
– В твоей статье, со ссылкой на чистосердечное признание.
Джимми тяжело вздохнул, и сел на край собственного стола. Его глаза расфокусировались и смотрели куда-то вниз.
– Если я вскрою карты перед Советом, тебя отстранят. Но они предпочтут замять историю, так как она вредит авторитету компании. – Дункан развел руками – В противном случае… За чистосердечное признание вас простят. Я об этом позабочусь. Все ваши правки, конечно же, будут перепроверены, но место в Совете останется за вами. Формально.
– Я могу потерять положение, или потерять имя – прервал его Джимми – Зачем это тебе? – он поднял глаза – Ты ведь не хочешь Редакторское кресло?
Дункан покачал головой в ответ.
– Я не могу позволить извращения идеи Вики проекта. – по его непроницаемому лицу невозможно было понять, говорит он серьезно, или издевается над собеседником.
"Так я тебе и поверил, старый напыщенный индюк".
– Мне пора возвращаться – безразлично сказал Дарк – У тебя есть время на раздумья, пока я в дороге. – Дункан направился к выходу – Если не напишешь мне через час, я приму решение за тебя.
И он вышел.
"Никто еще не выходил из моего кабинета без дозволения" – горько подумал Джимми, когда хлопнула дверь.

***

Сэр Дункан Эмуэль Дарк (14 марта 2037, Новый Лондон, Англия) — маспсихолог-теоретик, один из основателей современной теоретической маспсихологии[1][2][3][4][5][6], лауреат Нобелевской премии мира (2095), общественный деятель-гуманист. Почётный доктор около 20 ведущих университетов мира, член многих Академий наук, в том числе…
Джимми нахмурился.
Ненадолго. Все это – ненадолго.
Он нажал кнопку "править".

***

Двери вакуумного поезда мягко распахнулись, и Дункан Дарк вошел внутрь. "Ну вот, опять" – устало подумал он, когда заметил, как пассажиры гуглят его. Изменение он почувствовал мгновенно. Как и любой маспсихолог он мог тонко различать человеческие эмоции. Что-то было не так. Люди не расступались перед ним, а наоборот, старались ненароком толкнуть или загородить проход. В воздухе звенело не почтение, а… Ненависть? Не может быть. За что?

Что же я сделал? Почему вы ненавидите меня?
Он никогда раньше не ценил поддержку толпы, но сейчас понял, что нуждается в ней, словно это был воздух. Дарк направил вопрошающий взгляд на ближайшего пассажира – тонкошеего угловатого старичка. Глаза последнего превратились в скорлупки – он просвечивал лицо смотрящего в сети.

– И как тебя только земля держит? – с ненавистью спросил старик.
Дункан понял, что задыхается.
Его обычная аура уверенности таяла, как мягкий пломбир.

– Люди! – он схватил за плечи ближайшего человека, и в панике крикнул – За что!?
Пассажир – крепкий парень лет 25-ти – колебался ровно столько, сколько потребовалось, чтобы загуглить наглого незнакомца. Когда белая пелена сошла с его глаз, он легко улыбнулся и отвесил последнему смачную оплеуху.

Глубокоуважаемый Сэр Дункан Дарк отлетел, как футбольный мяч, сбивая на своем пути многочисленных пассажиров. Все они обернулись на него, как по команде. Их глаза стали белыми, как снег, а кулаки медленно сжимались.
"Если бы я не выступал в свое время за отмену свободного ношения оружия, может, линчевание не было бы столь болезненным?" – пронеслась в голове бесполезная мысль.

Он не пытался сопротивляться. Просто безучастно разглядывал потолок. На безупречно отполированной поверхности виднелось отражение его лица. Вдруг, вместе с приступами боли, его лицо исказило понимание. Вместе с ним пришла уверенность, и он почти улыбнулся.

Дункан все уже понял, но все же решил проверить – его глаза побелели, смотря на отражение, и он быстро нашел статью о себе.
"Ах, Джимми… ах, прохвост…"
Опубликовано: 02.03.2019
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Тейлор Террариан

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 66
Просмотры: 1106, прочтения: 13
Оценки: 3 (средняя 1.0)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
"по другому никак" - вот так это пишется, кажется.
Папа Вильям, 07.03.2019 23:12
Благодарю
Тейлор Террариан, 29.03.2019 22:24
Нема за шо.
Папа Вильям, 28.04.2019 19:34
Рецензии
Похожие публикации
Александр Шпренгер: Сны или будущее, которое уже произошло - 1
Александр Шпренгер: Сны или будущее, которое уже произошло - 2
Александр Пахотин: Осенняя поездка
Издать Книгу: Конкурс
Новые авторы
Таммара
Юлия Руденко
Заказы на рецензии
Магазин на сайте ЛИ
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Время удачи»
Калейдоскоп чувств и событий в жизни Аси и её подр
«Будущее в прошлом»
© 2014 – 2020, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе