Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Заработать 5000 махов в конкурсе "ОТЗЫВ-ЧЕМПИОН"
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Приз за конкурс отзывов в сентябре в 2000 лит
ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Михаил Н.Ромм:
Возмущение литературным рейтингом
Новый автор:
Злой Паганини
Владимир Гораль:
Старая корона
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Роман Михеенков - Проза: рассказы (проза о живописи, литературе, любви)
Неоцифрованные
Злодейка судьба в сговоре со средствами массовой информации и органами государственной власти возвела стену карантина между друзьями - известным гениальным художником и относительно приличным, но пока не очень известным писателем. До изоляции художник создавал реальности культовых фильмов и спектаклей, удивительные перформансы и потрясающие картины. Писатель трудился по основной специальности - режиссёром: ставил спектакли, снимал кино, рекламу и всё, что снимается на видео. Карантин обоих лишил возможности работать в непосредственном контакте с людьми. В том числе друг с другом.
Но может ли принудительная изоляция остановить процесс сотворчества?
Работа над обложкой книги не очень известного писателя открыла для друзей небольшое окошко, скорее форточку в глухой стене карантина.
Недели напролёт рождались и умирали концепции. Создавались и исчезали галактики. Генерировались и растворялись в спорах безумные идеи. Пластически выразить идею «Слова и музыка» оказалось очень просто и чрезвычайно сложно. Чтобы при этом обоих это устроило. Перегрызание глоток сменялось дружескими объятиями, мгновенно переходящими в попытки удушения. Иногда казалось, что карантин спасает их жизни, вживую они бы давно поубивали друг друга. В конце концов, глубоко вдохнув, чтобы произнести финальное проклятие, писатель замер: на пюпитре у кофейного столика стоял рисунок его друга, недавно подаренный им на день рождения.
- … … … Ты гений! Вот он! – нечаянная радость вложила в уста писателя несколько непечатных слов, но смысл их был исполнен творчества и восторга.
- … … … Что, он!? – художник уловил интонацию, и его брань была полна нетерпения.
- Рисунок на обложке! – писатель готов был расплакаться.
- Не понял!?
- Твой подарок!
- Срочно пришли фото!
- Уже!
- Согласен! Да, это мы и искали. Слова и музыка, - отреагировал художник на собственную работу.
Что это было? Мудрость Вселенной, предвидение гения или так встали звёзды? Художник создавал этот рисунок в тот момент, когда писатель заканчивал книгу. И подарил его автору, когда речи об обложке ещё не шло.
Рисунок был выполнен на квадратном листе картона. Оставалось растянуть в «Фотошопе» фон фотографии, чтобы сверху поместилось имя писателя, а снизу название книги.
- У тебя какой формат? – поинтересовался художник.
- В смысле?
- Высота, ширина, толщина? В сантиметрах.
- Не знаю, пока это рукопись. Могу сказать в авторских листах, - растерялся писатель.
- В авторских …, - срифмовал художник, порекомендовав не самый привычный инструмент для измерения длины.
- Это очень нестабильный прибор, - возразил автор.
- Хорошо, возьми нашу с тобой предыдущую книгу.
- Она у тебя тоже должна быть.
- Уже искал – зачитали или спёрли. Возьми свой экземпляр и измеряй его линейкой или рулеткой.
- У меня нет ни того, ни другого, - сказал автор и взял с полки уже готовый продукт их совместного творчества.
- Тааааак… Спичечный коробок есть? – в интонациях художника появились первые нотки ярости.
- Зажигалка… Не поможет. Они все разные.
- … … … Найди что-нибудь, что у всех одинаковое и перезвони.
- Что именно?
- Не знаю, какую-нибудь бытовую ерунду, - посоветовал художник.
Писатель начал поиски «золотого стандарта» со своего письменного стола. Сточенные карандаши, пресс-папье и перекидной календарь он отверг сразу. Рамка в стиле модерн с фотографией сына тоже не подходила. Можно было положить книгу на клавиатуру ноутбука и сфотографировать, но у художника был ноутбук другой модели, писатель это помнил. Бронзовый бюст Пушкина с едва заметной ухмылкой смотрел на упаковку презервативов, будто напоминал, что вечером, наплевав на вирус и карантин, к писателю придёт трепетная скрипачка. Их третье свидание, первые два были умопомрачительны. В ней удивительным образом сочетались страсть и хрупкость. Эврика! Поблагодарив бюст великого поэта за идею, писатель набрал телефонный номер художника:
- Ты предохраняешься?
- Если ты про намордник от вируса – то нет, если про секс – непременно. Что конкретно тебя интересует?
- Второе, - уточнил писатель.
- Уже интересно. Заинтриговал. Давай подробности.
- У презервативов стандартная квадратная упаковка! Мы можем приложить…
- Подожди секундочку. Огорчу тебя, дорогой друг, мои упакованы в некое подобие пулемётной ленты. Бесконечная, как моя любовь к женщинам, череда прямоугольников, - описал художник упаковку своих средств защиты.
- … … … Понял, перезвоню.
Для вдохновения писатель включил второй Бранденбургский концерт Баха и продолжил поиски. Можно было попробовать соотнести размер книги с виниловой пластинкой, но художник скачивал музыку из интернета. И в целом музыка показалась не самым лучшим пространством для существования стандартных предметов. Только кабинетный рояль имел стандартные клавиши. Ухмылялся, сволочь, чёрно-белой челюстью, будто издевался. Рояля у художника точно не было.
Спальня отпала сразу. Что может быть общего в двух разных спальнях? Всё слишком личное и нестандартное. «Нельзя войти в одну и ту же спальню дважды», - подумал писатель, решил, что родил гениальную мысль, записал её в блокнот.
На кухне мысль перестала казаться гениальной, он нервным движением вырвал листок, превратил его в горсть конфетти и отправил в ведро. Даже ведро имело форму овала. Тьфу! Приборы, тарелки, стол, шкафы, люстра… Кухня звучала гимном нестандартности, заглушающим музыку Баха. Писатель начал проклинать себя за чрезмерную любовь к модерну.
- Я в тупике. Не могу найти ничего такого, что было бы у всех, - пожаловался он художнику. – Может быть, тебе попробовать? Давай, ты будешь называть окружающие тебя предметы, а я искать их у себя.
- Я лежу, на мне спит пёс. Сам понимаешь, разбудить его – подобно преступлению. Могу только вертеть головой.
- Верти.
- Бронзовый канделябр, старинная чернильница, этюдник, контрабасы – пять штук, но они под потолком, я без посторонней помощи не дотянусь, картина, скульптура, картина, макет декорации, картина, о, вот эта очень удачная, - перечислил художник первое, что увидел.
- CD диски есть? – вспомнил писатель о наиболее распространённом явлении, у самого они точно где-то были.
- Не держу, это прошлый век. Кстати, у тебя а смартфоне должна быть рулетка, - вспомнил художник об окружающей цифровой реальности.
- Рулетка есть, только ей пользоваться не умею, меня сын пробовал научить, но я, видимо, тупой.
- Кресло XlX века две штуки, бюро того же века одна штука - красивое, ведёрко для шампанского, - продолжил художник экскурсию по своей мастерской. – У тебя есть ведёрко для шампанского?
- Сейчас! – писатель быстро вернулся на кухню, сфотографировал ведёрко для шампанского и переслал другу. – Смотри!
- … … у меня другое. Кстати, мне твоё больше нравится.
- Что ты ещё видишь?
- Мне стол загораживает обзор, а из видимого – ничего стандартного. Коровья шкура, внутренности органа, ваза, кстати, модерн, в твоей квартире здорово бы смотрелась, но не отдам.
- Придётся отложить до завтра, ко мне сейчас придут, - вспомнил писатель о трепетной скрипачке, не страшащейся вируса.
- А карантин? – удивился художник.
- Настоящая любовь не знает карантина.
- А-а-а-а… Попроси её по пути купить коробок спичек.
- Это как-то неромантично. И поздно, - писатель взглянул на часы. - Она уже рядом, а магазинов в округе нет.
- А могли бы завтра отправить макет в типографию, - надавил художник на больную мозоль.
- Купидон, мой друг, распорядился иначе, - ответил писатель одинокому из-за карантина другу.
- Это отравит тебе секс. Всё время будешь думать о книге. Каждую секунду, - пообещал мстительный художник.

Ближе к полуночи утомлённые и счастливые писатель и трепетная скрипачка устроились у камина с бокалами вина. Он не мог оторвать от неё взгляда. Тонкая, нежная… Говорили о музыке и литературе. Писатель пообещал посвятить своей возлюбленной новый роман и поведал историю измерений параметров последней книги.
- Разве это проблема? - девушка взяла книгу, положила её рядом со своим бюстгальтером и улыбнулась. – Можешь фотографировать и отправлять.
- То есть… - растерялся писатель.
- Я у него пару месяцев назад такой же забыла, пришлось новый купить.
Опубликовано: 16.05.2020
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Роман Михеенков

Вид для читателей
Рейтинг публикации: < 1
Просмотры: 218, прочтения: 1
Оценки: нет
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Рецензии
Похожие публикации
Аркадий Неминов: Муха-Цокотуха (отрывок из книги «Такси ночного видения»)
Марина Улыбышева: Лучше птичкой была бы я...
Людмила Свирская: В дождь
Людмила Свирская: Любовь-невидимка -1
Людмила Свирская: Любовь-невидимка - 2
Людмила Свирская: Любовь-невидимка-3
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 1. Мастер Мер
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Анири: И коей мерой меряете.Часть 1. Алька. Глава 3. Кукла Кира
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 4. Пе'тро
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 5. Родительская
Барамунда: Вознесение Земляного Бога
Барамунда: Когда у женщины болит голова
Алекс Доков: Ироническая притча о Любви и Свободе
Алекс Доков: Конец Большого Карантина
Роман Михеенков: Экзистенция для балалайки с оркестром
Роман Михеенков: Варенье из диких груш
Роман Михеенков: Мюзет
Роман Михеенков: Любительница абсента. Часть 1. Похищение Европы
Роман Михеенков: Орлеанская мистерия
Алексей Бобров: Волшебный фонарь
Лили Алекс: Джулия, Джульетта и Джулиан (Рождественская сказка)
Магазин на сайте ЛИ: Я поступила в жизнь: о книге Виктории Габриелян «Я поступила в университет»
Магазин на сайте ЛИ: Большая рассылка новостей 25 ноября 2019
Магазин на сайте ЛИ: Самые главные вещи в жизни — это не вещи. Рецензия на книги С. Тюленева
Магазин на сайте ЛИ: Новости августа 2020
Эвелина Ракитская: Рецензия на статью Михаила Ромма «Смерть литературы и экономика внимания»
Эвелина Ракитская: Рецензия на книгу Татьяны Александровой «Лимон из Ментона»
Константин Берковский: Открытое Любовное письмо, Вступление"Роман о Кате" Фагмент #1
Константин Берковский: Фрагмент романа о Кате. #4
Константин Берковский: Операция Евнух. Часть №2
Сергей Фофанов: Рыба мечт
Сергей Фофанов: Случилась осень
Фарида Кудаева: А вдруг...
Михаил Блат: Опыт
Ирина Май: Ты помнишь, подружка?
Ирина Май: Любовь и история партии (продолжение)
Ирина Май: Любовь и магия (начало)
Ирина Май: Любовь и магия (продолжение)
Ольга Глухарёва: Заметки о животных, живущих рядом с нами
Дон Боррзини: Козлолюбка
Дон Боррзини: Плотник Герасим
Андрей Титов: У обрыва
Андрей Титов: У обрыва ( окончание) 1
Андрей Титов: Путешествие мужских туфель
Андрей Титов: День рождения
Андрей Титов: Ошибка (начало)
Андрей Титов: Ошибка ( окончание)
Андрей Титов: Последний день отпуска
Андрей Титов: Банкир
Светлана Тюряева: Дом с палисадником
Мария ДюМа: Летящим на северо-запад
Мария ДюМа: Я молился
Мария ДюМа: Прелесть
С. В. Дорохин: Превратности душевной доброты (части 1 и 2)
Алексей Аистовъ: Третья новелла (продолжение)
Олег Пряничников: Миртов и Савельев
Олег Пряничников: Весёлая же-же
Олег Пряничников: Ностальгия Столетина
Максим Терехов: Как тает дружба
Галина Маркус: Сказка со счастливым началом" (отрывок)
Новые авторы
Аркадий Неминов
Максим Терехов
Заказы на рецензии
Обитаемый остров
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Партия трезвенников против партии алкоголиков»
«Поэзия моей мамы и моя» Фраймович Л., И. З
«Черное. Белое» И. Завалишина
© 2014 – 2020, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе