Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Заработать 5000 махов в конкурсе "ОТЗЫВ-ЧЕМПИОН"
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Приз за конкурс отзывов в сентябре в 2000 лит
ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Людмила Свирская - Лирика: любовная (проза о любви, болезни, смерти, счастье)
Любовь-невидимка -1
Ни единым облаком не хмурясь,
Замаячил мартовский денёк.
Я с тобою, кажется, рифмуюсь,
Хоть и многим это невдомёк.
Друг от друга нас не отпуская
И на половинки не деля,
Бьется рифма: женская - мужская,
На которой держится земля.
(Памяти Любимого)

1

Мы с Ним познакомились на радио. Вернее, не так. Мы познакомились и подружились на фейсбуке. У Него было огромное количество подписчиков, которые ставили Ему лайки на все посты – оригинальные, спорные, провокативные, дерзкие и порой даже отталкивающие излишней откровенностью и цинизмом. К каждому посту прилагалась фотография – тоже, как правило, в тему: допустим, предметы женского туалета, висящие на люстре. Посты поражали разнообразием: от рассуждений о судьбах мира до полиаморности. А потом вдруг неожиданно появлялся горячий и искренний репортаж о городских бездомных, которых Он кормил на собственные деньги. Я читала и не могла понять: как это все уживается в одном человеке?
Ко мне Он, конечно, не заходил и ничем не выделял мою страницу: я была одна из многих и существовала только в списке Его френдов. До момента личного знакомства.
Итак, однажды меня позвали на радио читать стихи. Уточню сразу: позвала знакомая, поэтесса, которая вела на этом самом радио авторскую программу об искусстве. Мы пришли в студию, сели у микрофонов, а место за пультом заняла хозяйка радио, которую я до того момента тоже знала только виртуально. Во время паузы уютно пили чай, и вот тут, как пишут в сказках, дверь открылась. И вошел Он. Высокий( за 190), дорого и со вкусом одетый, поблескивающий модными очками. А в глазах у Него была тоска – вселенская, обжигающая даже на расстоянии.
Он был соведущим на радио – это я знала. Он был ее любовником – об этом нетрудно было догадаться. Мы начали общаться – довольно непринужденно. Он задал мне несколько вопросов: как живется поэтессе? Помогают ли мне в жизни стихи? Счастлива ли я как женщина?
На тот момент я была одна. Уже довольно долго. И совершенно смирилась со своим одиночеством. Мало того – мне казалось, что оно выжжено у меня на лбу каленым железом и мужчины, как дикие олени, до конца моих дней будут бросаться прочь от меня, напуганные этим смирением, возведенным в позу. Поэтому естественный мужской вопрос, не предполагающий отрицательного ответа, поверг меня в смущение. Я не стала говорить правду, но и врать не захотела. Просто постаралась выкрутиться: прочитала какой-то невнятный стиш - и засобиралась домой.
После этого Он стал заходить ко мне на страницу и читать стихи. Рассматривать фотографии. И комментировать их.
«Людочка, как Вы хороши на этом фото! Вам очень идет этот костюм!»
«Вы просто из другого времени: вписываетесь в этот сад и в этот замок».
«Спасибо за стихи, они мне очень понравились».
Я отвечала – вежливо и доброжелательно, комментировала, как и многие, Его посты, зачастую вступая в дискуссии, но ни разу не вызвав Его раздражения: это я ощущала абсолютно точно.

Потом он прочитал у меня анонс очередного поэтического междусобойчика – из тех, которые мы организовывали в симпатичной кафешке в центре. Чай и вино там обычно льются рекой, а общение в стихах и прозе затягивается надолго. Он пришел – неожиданно для всех, особенно для меня. Молчал, поблескивал стеклами очков, слушал... А после "официальной части" я подсела к Нему и подарила свою книжку. А Он мне - шарфик. Чудесный, тонкий, изумительный. Да, так и было. Книжка - в обмен на шарфик. Через минуту я подхватилась и уехала к детям, которым обещала вернуться не поздно. Все эти годы Он недоумевал: к кому же я сбежала от Него в тот вечер?

Твержу стихи я только шепотом:
Мое последнее заклятие.
Chanel - на шее шарфик шелковый,
Как крыльев сложенных объятие.
И сразу - талия осиная,
Прочь глупый брак, морщинок сеточку...
Найду-ка я перо гусиное
И надушу листочек в клеточку
И напишу Вам с реверансами
Пять кратких строк красивым почерком...

Chanel - на шее шарфик радостный,
С которым мне взлететь захочется.

2

Следующая наша встреча случилась на каком-то гитарно-певческом концерте - в баре на Вацлавской площади. Я сидела на высоком табурете у окна и пила мятный чай из огромной кружки, которую водрузила на подоконник. Народ занимал столики поближе к сцене. Тут вошел Он, и сердце радостно бросилось к Нему навстречу. Но опешило. Он был не один. С ней. Не спеша они сели за стол в центре зала, потом перед ними оказалась бутылка вина... Начался концерт. Но я ничего не помню. Помню, как смотрела на Него все эти два с половиной часа. А Он на меня. А она сидела рядом с ним и ничегошеньки не замечала. Они были вдвоем, но не вместе – вот что мне тогда удалось понять и почувствовать.

То ли август, то ли май
Был тогда - я вспомню вряд ли.
То ли кантри, то ли джаз
Я послушать забрела...
Остывал имбирный чай
Потихоньку. ( Или мятный?)
А потом обоих вас
Рядом, через три стола,
Я увидела - едва
Отвести глаза успела...
Против вас двоих - одна
На концерте вечерком...
Натянулась тетива
Старой скрипки, и запела
Предпоследняя струна
Под стремительным смычком.

Я ж не знала, что Амур
В нас тогда обоих метил,
И тебе тот гитарист
Тоже был "до фонаря"...
Вероятно, чересчур -
Через парочку столетий
Отыскать заветный лист
Из того календаря.

3
На фейсбуке шли нешуточные баталии: против них ополчились все сторонники традиционных ценностей, ибо чем дальше, тем больше Он писал о полиаморности, о свободе любви... Я прилежно читала Его посты, внутренне протестуя и не веря... Вспоминая Его глаза, полные тоски, и гадая, где заканчивается игра и начинается истина. Он притягивал меня. Хотелось подойти к Нему вплотную и, осторожно касаясь лица и души, снять маску...
Потом я пригласила Его на свой вечер, и Он ответил, что придет, конечно, обязательно, непременно.
Помню: я пришла заранее, минут за тридцать до начала, а Он уже сидел в зале. Я кивнула Ему и побежала переодеваться в длинное черное платье. Потом уже неторопливо я направилась к Нему, и Он поспешно встал. На шпильках я оказалась с Ним почти одного роста.
- Добрый вечер, - сказала я.
- Добрый вечер, - кивнул Он. – Вон там в вазе – цветы для вас. ( Боже, что это был за королевский букет! Спустя некоторое время Он напишет, что последние годы принципиально не дарил цветов женщинам, а я Ему отвечу: «Мне – да». - «Значит, ты исключение из всех правил», - скажет Он.)
- Спасибо. - И я поцеловала Его в щеку. А Он – меня.
В этот вечер я читала стихи только для Него. Мы больше не перемолвились ни единым словом, не пересеклись ни единым взглядом, но Его река – совершенно точно – влилась в мое море, и наоборот. Правда, только до конца вечера, потому что течь вместе нам было еще некуда.
Через недельку на фейсбуке появилось объявление о «свадьбе понарошку», на которую Он и она приглашали друзей. Я поняла, что это очередной фарс, но уточнять ничего не стала.
Вместо этого поблагодарила за то, что Он пришел на мой вечер, и послала стихотворение, написанное накануне.

Что мне сказать вам в утешенье?
Я просто женщина. Аминь.
Неотвратимое решенье -
Среди зимы зажечь камин,
Чтоб занялось и затрещало,
Согрев, сгорело - все дотла...
Я без надежды обнищала
И обмелела без тепла.

А вы? Что вы? Ваш легкий шепот
Я слышу явственно вполне,
И сквозь каминную решетку
Вы тоже тянетесь ко мне.
Нам скрыться некуда от мира,
А он, боюсь, неизлечим...

Вот разве только у камина
Мы сладко вместе помолчим.

«Спасибо вам, - написал Он. – Просто спасибо от всей души».
А потом я заболела гриппом. Он узнал об этом случайно – из моего «мимоходом» ответа кому-то из общих друзей: дескать, не до встреч сейчас, болею сильно, температура. Он написал сразу: «Вам что-нибудь нужно? Ведь так бывает: человек болеет, а помочь некому. Пишите без колебаний. Я буду думать о вас».
4
Затаив дыхание, виртуальная публика следила за очередным спектаклем: она во всеуслышанье объявила о расставании с Ним. А потом Он исчез и закрыл свой аккаунт. Писать было некуда, телефона я не знала, поэтому просто ждала, почему-то не сомневаясь, что Он даст о себе знать. И дал!
Недели через две мне пришел запрос о дружбе от некоего Baksa Huntera. Фотографии в профиле не было, а скупые сведения: живет в Праге...без пары... – навели меня на правильную мысль. И я написала ему:
«Олег, это вы? Вы так неожиданно исчезли, что я не знала, что и думать».
«Конечно, я. Я ведь попросился к Вам в друзья и был уверен, что вы все поймете...»
И мы продолжали дружить. Его посты стали менее эпатажными и более раздумчивыми.

«...только полюбив этот несовершенный мир, я понял, что смогу его изменить...»
«Эстетика – это своеобразная форма мышления, в которой мудрость соединяется с красотой».
«Самая большая ценность – это время, и надо успеть собрать своих».

... А потом Он снова исчез. Надолго. Отовсюду. Из сетей. Из тусовок. Даже из разговоров. Я написала Ему: "Что с вами?" - И получила леденящий душу ответ: "Была операция. У меня рак мозга. Жить осталось максимум полгода".
Я помню, как долго-долго сидела перед монитором, оглушенная этой новостью. А потом написала - неожиданно для самой себя: "А можно, у тебя( какое уж там "вы", в самом деле!) в эти полгода буду я?" - "Нет, - ответил Он. - Я хочу остаться один. И больше никаких романов".
Я писала еще и еще... «нужна ли помощь?» - «нет, спасибо, у меня все есть, ко мне приходит дочка»...
Потом я послала вот это:

Мы вместе - море, что уже который день не ждет прилива.
В тревожной дали голубой покорно тают облака...
Еще сто восемьдесят дней ты можешь быть со мной счастливым,
А заглянуть за горизонт мы не пытаемся пока.

Обнимет влажный сарафан мои горячие колени,
Я намурлыкаю тебе смешной мотив средь бела дня,
Чтоб отпустили страх и боль, и ты заснул без промедленья,
Потом проснулся, полный сил, - вновь на коленях у меня.

Я просто плАчу и молюсь, и, как ребенок, верю в чудо.
На мой незаданный вопрос никто не может знать ответ...
И все ж сто восемьдесят дней с тобою я счастливой буду,
Ведь это стоит, черт возьми, семи десятков скучных лет.

Замечу, что прожил он не сто восемьдесят дней, а больше полутора лет. И спустя несколько писем я все же состоялась в Его судьбе.
5

Так вот, однажды он предложил встретиться у ближайшей к Его дому станции метро. Сказал, что будет ждать меня на платформе, а потом мы пойдем в ресторанчик. Я выскочила из поезда – и с трудом узнала Его. Подумала: что же Ему пришлось пережить уже... И сколько еще придется...
Я шла рядом с ним и думала: о чем же мы будем разговаривать? На какие темы общаться с человеком, заглянувшим ТУДА?
Оказалось – на любые. Нам принесли заказ ( Ему – рис с овощами, мне – лапшу с курицей), и... Два с половиной часа пролетели совершенно незаметно. Он рассказывал о детстве и юности: Ростов-на-Дону...мальчик из профессорской семьи...( Чуть позже Он начнет публиковать об этом маленькие статьи, которые я потом, по Его просьбе, соберу в книжку...и она выйдет после Его смерти...)
«Я рос в стае дворовых компаний провинциального русского бандитского города».
«Я научился шить джинсы на старой бабушкиной машинке «Зингер»... Найти одежду моего размера было невозможно... В седьмом классе, изучая в библиотеках труды Академии Наук по античному монетопроизводству и участвуя в раскопках древнегреческих городов Северного Причерноморья, будучи членом археологического кружка, я научился подделывать античные монеты – да так, что мне позавидовал бы любой фальшивомонетчик...»
«В связи с условной политической судимостью( а я, надо сказать, был жуткий антисоветчик), для меня была закрыта дорога в приличные заведения, и я попал к цеховикам( подпольным предпринимателям во времена СССР)...»
Он оказался старше меня на восемь лет... С того самого дня мы полюбили одну игру.
- «Что ты делал в 1980 году?» - ни с того ни с сего спрашивала я. – «Учился в ПТУ шить джинсы». – «А я пошла в первый класс». – «А в 1988?» - задавал он вопрос. – « Училась в восьмом классе. Прочитала «Мастера и Маргариту». Как раз вот и вышла книга тогда. Весь класс читал, друг другу передавали». – « А я уже был отцом! Булгакова к тому времени давно прочитал, только не изданную книгу, а самиздатовский вариант».
Из богатства Его кидало в нищету, из одной страны – в другую ( а было всего их 26), но Он оставался верен себе:
«И даже если мне придется встать за свои взгляды против семи с половиной миллиардов жителей нашей планеты – я встану...»

Чем я могла Ему ответить? Только стихами...

На разных обитали этажах:
На первом ты, а я - на двадцать третьем,
И ты меня, конечно, не заметил,
Когда тяжелой сумкой впопыхах
Тебя задела я, ползя наверх
Без лифта( он ведь ехал до шестого),
В один неприснопамятный четверг,
В компании Болконского с Ростовым.

А ты на "Мерседесе" уезжал,
Закованный в успех, как рыцарь в латы...
Бродили мы по разным этажам:
Я - где рубли считали до зарплаты,
Ты - там, где миллионные долги,
Разборки и смертельные враги.

Откуда б знали мы, что век спустя
Обоих нас, как бабочек, нанижут
На строчку опоздавшего дождя:
Тебя - повыше, а меня - пониже?
И будущего черную дыру
Пронзит тоска последнего абзаца:
Мы будем трепыхаться на ветру
И крыльями слегка соприкасаться.
Опубликовано: 11.08.2020
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Людмила Свирская

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 160
Просмотры: 109, прочтения: 2
Оценки: 1 (средняя 5.0)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Интересный жанр "Вита нуова". Стихи поясняемые прозой. Хорошо получается.
Папа Вильям, 11.08.2020 19:31
спасибо вам.
Людмила Свирская, 11.08.2020 23:22
Рецензии
Похожие публикации
Аркадий Неминов: Муха-Цокотуха (отрывок из книги «Такси ночного видения»)
Марина Улыбышева: Лучше птичкой была бы я...
Людмила Свирская: В дождь
Людмила Свирская: Любовь-невидимка - 2
Людмила Свирская: Любовь-невидимка-3
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 1. Мастер Мер
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Анири: И коей мерой меряете.Часть 1. Алька. Глава 3. Кукла Кира
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 4. Пе'тро
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 5. Родительская
Барамунда: Вознесение Земляного Бога
Барамунда: Когда у женщины болит голова
Барамунда: СМЕРТЬ КРАСИВА!
Алекс Доков: Ироническая притча о Любви и Свободе
Роман Михеенков: Экзистенция для балалайки с оркестром
Роман Михеенков: Варенье из диких груш
Роман Михеенков: Неоцифрованные
Роман Михеенков: Мюзет
Роман Михеенков: Орлеанская мистерия
Алексей Бобров: Волшебный фонарь
Лили Алекс: Джулия, Джульетта и Джулиан (Рождественская сказка)
Олег Букач: И радуга распалась
Магазин на сайте ЛИ: Я поступила в жизнь: о книге Виктории Габриелян «Я поступила в университет»
Магазин на сайте ЛИ: Виктория Габриелян «Я ПОСТУПИЛА В УНИВЕРСИТЕТ», рецензия М. Бушуевой
Магазин на сайте ЛИ: Самые главные вещи в жизни — это не вещи. Рецензия на книги С. Тюленева
Виктор Пелевин: Спи
Эвелина Ракитская: Рецензия на книгу Татьяны Александровой «Лимон из Ментона»
Константин Берковский: Открытое Любовное письмо, Вступление"Роман о Кате" Фагмент #1
Константин Берковский: Фрагмент романа о Кате. #4
Константин Берковский: Операция Евнух. Часть №2
Сергей Фофанов: Рыба мечт
Сергей Фофанов: Случилась осень
Сергей Фофанов: Ему не за что было зацепиться
Фарида Кудаева: А вдруг...
Дмитрий Клюс: После смерти рассказ (1 часть)
Дмитрий Клюс: После смерти рассказ (часть 2)
Михаил Блат: Опыт
Ирина Май: Ты помнишь, подружка?
Ирина Май: Любовь и история партии (продолжение)
Ирина Май: Любовь и магия (начало)
Ирина Май: Любовь и магия (продолжение)
Ольга Глухарёва: Заметки о животных, живущих рядом с нами
Дон Боррзини: Два толстяка в одном ПАЗу
Дон Боррзини: Козлолюбка
Дон Боррзини: Плотник Герасим
Андрей Титов: У обрыва
Андрей Титов: У обрыва ( окончание) 1
Андрей Титов: Путешествие мужских туфель
Андрей Титов: День рождения
Андрей Титов: Ошибка (начало)
Андрей Титов: Ошибка ( окончание)
Андрей Титов: Последний день отпуска
Андрей Титов: Таня, Танечка, Танюша (начало)
Андрей Титов: Таня, Танечка, Танюша ( окончание)
Андрей Титов: Банкир
Светлана Тюряева: Дом с палисадником
Мария ДюМа: Летящим на северо-запад
Мария ДюМа: Я молился
Мария ДюМа: Прелесть
С. В. Дорохин: Превратности душевной доброты (части 1 и 2)
Алексей Аистовъ: Третья новелла (продолжение)
Олег Пряничников: Миртов и Савельев
Олег Пряничников: Весёлая же-же
Олег Пряничников: Ностальгия Столетина
Галина Маркус: Сказка со счастливым началом" (отрывок)
Новые авторы
Иосиф Рабинович
Аркадий Неминов
Заказы на рецензии
Михаил Струнов
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Партия трезвенников против партии алкоголиков»
«Поэзия моей мамы и моя» Фраймович Л., И. З
«Черное. Белое» И. Завалишина
© 2014 – 2020, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе